Четверг, 22.08.2019, 10:02
КУЛЕШОВСКАЯ ДЕТСКАЯ БИБЛИОТЕКА. Сайт Стяжкиной О. Азовски...
Приветствую Вас Гость | RSS

Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Погода
Яндекс.Погода
Мини-чат
Наш опрос
Какие книги, о чём ты любишь читать? Какие вопросы тебя интересуют?
Всего ответов: 801
Национальная элект
Московская областн
Москвоская областная государственная детская библиотека
Обл.биб.Величкиной
Детская библиотека
КулЬтура РФ
Портал Культура.рф
Дети России
«Дети России Онлайн»
Почемучка
ПочемуЧка - детский развивающий портал Почемучка - портал для детей и ихродителей
Для малышей
Солнышко
Детский портал «СОЛНЫШКО»
Классные часы
Образовательный портал Классные-часы.Ру
Я родитель!
Россия - без жестокости к детям!
Хостинг презентаци
Хостинг презентаций
Интернет для детей
KINDER.RU - Интернет для детей -->
Чтение - свет!
ДЕНЬ ПОБЕДЫ!
Кулешовка
                     РУССКИЕ ВОЛШЕБНЫЕ СКАЗКИ



                                                                    Маша и медведь.
Жили-были дедушка да бабушка. Была у них внучка Машенька. Собрались раз подружки в лес по грибы да по ягоды. Пришли звать с собой и Машеньку. - Дедушка, бабушка, - говорит Машенька, - отпустите меня в лес с подружками! Дедушка с бабушкой отвечают: - Иди, только смотри от подружек не отставай, не то заблудишься. Пришли девушки, в лес стали собирать грибы да ягоды. Вот Машенька - деревце за деревце, кустик за кустик - и ушла далеко-далеко от подружек. Стала она аукаться, стала их звать, а подружки не слышат, не отзываются. Ходила, ходила Машенька по лесу - совсем заблудилась. Пришла она в самую глушь, в самую чащу. Видит - стоит избушка. Постучала Машенька в дверь - не отвечают. Толкнула она дверь - дверь и открылась. Вошла Машенька в избушку, села у окна на лавочку. Села и думает: "Кто же здесь живёт? Почему никого не видно?..." А в этой избушке жил большущий медведь. Только его тогда дома не было: он по лесу ходил. Вернулся вечером медведь, увидел Машеньку, обрадовался. - Ага, - говорит, - теперь не отпущу тебя! Будешь у меня жить. Будешь печку топить, будешь кашу варить, меня кашей кормить. Потужила Маша, погоревала, да ничего не поделаешь. Стала она жить у медведя в избушке. Медведь на целый день уйдёт в лес, а Машеньке наказывает никуда без него из избушки выходить. - А если уйдёшь, - говорит, - всё равно поймаю и тогда уж съем! Стала Машенька думать, как ей от медведя убежать. Кругом лес, в какую сторону идти - не знает, спросить не у кого... Думала она, думала и придумала. Приходит раз медведь из лесу, а Машенька и говорит ему:  - Медведь, медведь, отпусти меня на денёк в деревню: я бабушке да дедушке гостинцев снесу. - Нет, - говорит медведь, - ты в лесу заблудишься. Давай гостинцы, я их сам снесу. А Машеньке того и надо! Напекла она пирожков, достала большой пребольшой короб и говорит медведю: - Вот смотри: я в этот короб положу пирожки, а ты отнеси их дедушке да бабушке. Да помни: короб по дороге не открывай, пирожки не вынимай. Я на дубок влезу, за тобой следить буду! - Ладно, - отвечает медведь, - давай короб! Машенька говорит: - Выйди на крылечко, посмотри, не идёт ли дождик! Только медведь вышел на крылечко, Машенька сейчас же залезла в короб, а на голову себе блюдо с пирожками поставила. Вернулся медведь, видит - короб готов. Взвалил его на спину и пошёл в деревню. Идёт медведь между ёлками, бредёт медведь между берёзками, в овражки спускается, на пригорки поднимается. Шёл-шёл, устал и говорит: - Сяду на пенёк, съем пирожок! А Машенька из короба: - Вижу, вижу! Не садись на пенёк, не ешь пирожок! Неси бабушке, неси дедушке!  - Ишь какая глазастая, - говорит медведь, - всё видит! Поднял он короб и пошёл дальше. Шёл-шёл, шёл-шёл, остановился, сел и говорит: - Сяду на пенёк, съем пирожок! А Машенька из короба опять: - Вижу, вижу! Не садись на пенёк, не ешь пирожок! Неси бабушке, неси дедушке! Удивился медведь: - Вот какая хитрая! Высоко сидит, далеко глядит! Встал и пошёл скорее. Пришёл в деревню, нашёл дом, где дедушка с бабушкой жили, и давай изо всех сил стучать в ворота: - Тук-тук-тук! Отпирайте, открывайте! Я вам от Машеньки гостинцев принёс. А собаки почуяли медведя, бросились на него. Со всех дворов бегут, лают. Испугался медведь, поставил короб у ворот и пустился в лес без оглядки. Вышли тут дедушка да бабушка к воротам. Видят - короб стоит. - Что это в коробе? - говорит бабушка. А дедушка поднял крышку, смотрит - и глазам своим не верит: в коробе Машенька сидит, живёхонька и здоровёхонька. Обрадовались дедушка да бабушка. Стали Машеньку обнимать, целовать, умницей называть.



Дочь и падчерица

Жил старик со старухой, и была у него дочь. Вот старуха-то померла, а старик обождал немного и женился на вдове, у которой была своя дочка. Плохое житьё настало стариковой дочери. Мачеха была ненавистная, отдыху не даёт старику: - Вези свою дочь в лес, в землянку, там она больше напрядёт. Что делать! Послушал мужик бабу - свёз дочку в землянку, дал ей кремень, огниво да мешочек круп и говорит: - Вот тебе огоньку; огонёк не переводи, кашу вари, а сама не зевай - сиди да пряди. Пришла ночь. Красная девица затопила печь, заварила кашу; откуда ни возьмись, мышка - говорит: - Девица, девица! Дай мне ложечку кашки! - Ой, моя мышенька! Разговори мою скуку - я тебе дам не одну ложку, а досыта накормлю. Наелась мышка и ушла. Ночью ввалился медведь: - Ну-ка, девица, туши огни да давай в жмурки играть. Мышка вскарабкалась на плечо стариковой дочери и шепчет ей на ушко: - Не бойся, девица! Скажи: давай! Потуши огонь да под печь полезай, а я за тебя стану бегать и в колокольчик звенеть. Так и сделалось. Гоняется медведь за мышкою - не поймает. Стал реветь да поленьями бросать. Бросал-бросал, ни разу не попал, устал и молвил: - Мастерица ты, девица, в жмурки играть! За то пришлю тебе утром стадо коней да воз серебра. Наутро говорит баба: - поезжай, старик, проведай-ка дочь, что напряла она в ночь. Уехал старик, а баба сидит да ждёт: как-то он дочерние косточки привезёт. Пришло время старику ворочаться, а собака: - Тяф-тяф-тяф! С стариком дочка едет, стадо коней гонит, воз серебра везёт.  - Врёшь, мерзкая собачонка! Это в кузовке косточки гремят! Вот ворота заскрипели, кони во двор вбежали, а дочка с отцом на возу сидят: полон воз серебра. У бабы от жадности глаза разгорелись. - Экая важность! - кричит. - Повези-ка мою дочку в лес; моя дочка два стада коней пригонит, два воза серебра притащит. Повёз мужик и бабкину дочку в землянку; дал ей кремень, огниво, мешочек круп и оставил одну. Вечером заварила она кашу. Прибежала мышка и просит: - Наташка! Наташка! Сладка ль твоя кашка? Дай хоть ложечку! - Ишь какая! - закричала Наташка и швырнула в неё ложкой. Мышка убежала, а Наташка знай себе уписывает одна кашу. Съела полный горшок, огни позадула, прилегла в углу и заснула. Пришла полночь, вломился медведь и говорит: - Эй, где ты, девица? Давай в жмурки играть. Девица испугалась, молчит, только со страху зубами стучит. - А, ты вот где! На колокольчик, бегай, а я буду ловить. Взяла колокольчик, рука дрожит, колокольчик звонит, а мышка приговаривает: - Злой девице живой не быть! Медведь бросился ловить бабину дочку и, как только изловил её, сейчас  задушил и съел. Наутро шлёт баба старика в лес: - Ступай! Моя дочка два воза привезёт, два табуна пригонит. Мужик уехал, а баба за воротами ждёт. Вот прибежала собачка: - Тяф-тяф-тяф! Не бывать домой бабиной дочери, старик на пустом возу сидит, костьми в кузове гремит! - Врёшь ты, мерзкая собачонка! То моя дочка едет, стада гонит, возы везёт. На, скушай блин да говори: бабину дочь в злате, в серебре привезут, а стариковой женихи не возьмут! Собачка съела блин и залаяла:  - Тф-тяф-тяф! Старикову дочь замуж отдадут, а бабиной в кузове косточки везут.  Что ни делала баба с собачкою: и блины ей давала, и била её,  - она знай своё твердит... Глядь, а старик у ворот, жене кузов подаёт; баба кузов открыла, глянула на косточки и завыла, да так разозлилась, что с горя и злости на другой же день померла. Старик выдал свою дочь за хорошего жениха, и стали они жить-поживать да добра наживать. 

ИВАН-ЦАРЕВИЧ И СЕРЫЙ ВОЛК. 


Жил-был царь Берендей, у него было три сына, Младшего звали Иваном. И был у царя сад великолепный; росла в том саду яблоня с золотыми яблоками. Стал кто-то царский сад посещать, золотые воровать. Царю жалко стало свой сад. Посылает он туда караулы. Никакие караулы не могут уследить похитителя.. Царь перестал и пить и есть, затосковал. Сыновья отца утешают: - Дорогой наш батюшка, не печалься, мы сами станем сад караулить. Старший сын говорит:  - Сегодня моя очередь, пойду стеречь сад от похитителей. Отправился старший сын. Сколько ни ходил с вечеру, никого не уследил, припал на мягкую траву и уснул. Утром царь его спрашивает: - Ну-ка, не обрадуешь ли меня: не видал ли ты похитителя? - Нет, родимый батюшка, всю ночь не спал, глаз не смыкал, а никого ни видал.
На другую ночь пошёл средний сын караулить и тоже проспал всю ночь, а наутро сказал, что не видал никого. Наступило время младшего брата идти стеречь. Пошёл Иван-царевич стеречь отцов сад и даже присесть боится, не то что прилечь. Как его сон заморит, он росой с травы умоется - сон и прочь с глаз. Половина ночи прошла, ему и чудится: в саду свет. Светлее и светлее.. Весь сад осветило. Он видит: на яблоню села Жар-птица и клюёт золотые яблоки. Иван-царевич тихонько подполз к яблоне и поймал птицу за хвост. Жар-птица встрепенулась и улетела, осталось у него в руке одно перо от её хвоста. Наутро приходит Иван-царевич к отцу. - Ну что, дорогой мой Ваня, не видал ли ты похитителя? - Дорогой батюшка, поймать не поймал, а проследил, кто наш сад разоряет. Вот от похитителя память вам принёс. Это, батюшка, Жар-птица.  Царь взял это перо и с той поры стал пить и есть печали не знать. Вот в одно прекрасное время ему и раздумалось об этой Жар-птице. Позвал он сыновей и говорит им: - Дорогие мои дети, оседлали бы вы добрых коней, поездили бы
по белому свету, места познавали, не напали бы где на Жар-птицу. Дети отцу поклонились, оседлали добрых коней и отправились в путь-дорогу: старший в одну сторону, средний в другую, а Иван-царевич в третью сторону. Ехал Иван-царевич долго ли, коротко ли. День был летний. Приустал Иван-царевич, слез с коня, спутал его, а сам свалился спать. Много ли, мало ли времени прошло, пробудился Иван-царевич, видит- - коня нет. Пошёл его искать, ходил, ходил и нашёл своего коня - одни косточки обглоданные. Запечалился Иван-царевич: куда без коня идти в такую даль? "Ну что же, - думает, - взялся - делать нечего". И пошёл пеший. Шёл, шёл, устал до смерточки. Сел на мягкую траву и пригорюнился, сидит. Откуда ни возьмись, бежит к нему серый волк:  - Что, Иван-царевич, сидишь пригорюнился, голову повесил?  - Как же мне не печалиться, серый волк? Остался я без доброго коня. - Это я, Иван-царевич, твоего коня съел... Жалко мне тебя! Расскажи, зачем вдаль поехал, куда путь держишь? - Послал меня батюшка поездить по белому свету, найти Жар-птицу. - Фу, фу, тебе на своём добром коне в три года не доехать до Жар-птицы. Я один знаю, где она живёт. Так и быть - коня твоего съел, буду тебе служить верой-правдой. Садись на меня да держись крепче. Сел Иван-царевич на него верхом, серый волк и поскакал - синие леса мимо глаз пропускает, озёра хвостом заметает. Долго ли, коротко ли, добегают они до высокой крепости. Серый волк и говорит: - Слушай меня, Иван-царевич, запоминай: полезай через стену, не бойся - час удачный, все сторожа спят. Увидишь в тереме окошко, на окошке стоит золотая клетка, а в клетке сидит Жар-птица. Ты птицу возьми, за пазуху положи, да смотри клетки не трогай! Иван-царевич через стену перелез, увидел этот терем - на окошке стоит золотая клетка, а в клетке сидит Жар-птица. Он птицу взял, за пазуху положил, да засмотрелся на клетку. Сердце его и разгорелось: "Ах, какая - золотая, драгоценная! Как такую не взять!" И забыл, что волк ему наказывал. Только дотронулся до клетки - пошёл по крепости звук: трубы затрубили, барабаны забили, сторожа пробудились, схватили Иван-царевича и повели его к царю Афрону. Царь Афрон разгневался и спрашивает: - Чей ты, откуда? - Я царя Берендея сын, Иван-царевич. - Ай, срам какой! Царский сын да пошёл воровать. - А что же, когда ваша птица летала, наш сад разоряла? - А ты бы пришёл ко мне, по совести попросил, я бы её так отдал, из уважения к твоему родителю, царю Берендею. А теперь по всем городам пущу нехорошую славу про вас... Ну да ладно, сослужишь мне службу, я тебя прощу. В таком-то царстве у царя Кусмана есть конь златогривый. Приведи его ко мне, тогда отдам тебе Жар-птицу с клеткой. Загорюнился Иван-царевич, идёт к серому волку. А волк ему: Я же тебе говорил, не шевели клетку! Почему не слушал мой наказ? - Ну, прости же ты меня, прости, серый волк. - То-то, прости... Ладно, садись на меня. Взялся за гуж, не говори, что не дюж. Опять поскакал серый волк с Иван-царевичем. Долго ли, добегают они до той крепости, где стоит конь златогривый. - Полезай, Иван-царевич, через стену, сторожа спят, иди на конюшню, бери коня, да смотри уздечку не трогай! Иван-царевич перелез в крепость, там все сторожа спят, зашёл в конюшню, поймал коня златогривого, да позарился на уздечку - она золотом, дорогими камнями убрана: в ней златогривому коню только и гулять. Иван-царевич дотронулся до уздечки - пошёл звук по всей крепости; трубы затрубили, барабаны забили, сторожа проснулись, схватили Ивана-царевича и повели к царю Кусману. - Чей ты, откуда?
 - Я Иван-царевич.
 - Эка, за какие глупости взялся - коня воровать! На это простой мужик не согласится. Ну ладно, прощу тебя, Иван-царевич, если сослужишь мне службу. У царя Далмата есть дочь Елена Прекрасная. Похить её, привези ко мне, подарю тебе златогривого коня с уздечкой. Ещё пуще пригорюнился Иван-царевич, пошёл к серому волку.
 - Говорил я тебе, Иван-царевич, не трогай уздечку! Не послушал ты моего наказа. - Ну, прости же меня, прости, серый волк. - То-то, прости...Да уж ладно, садись мне на спину. Опять поскакал серый волк с Иваном-царевичем. Добегают они до царя Далмата. У него в крепости в саду гуляет Елена Прекрасная с мамушками, нянюшками. Серый волк говорит:  - В этот раз я тебя не пущу, сам пойду. А ты ступай обратно путём-дорогой, я тебя скоро нагоню. Иван-царевич пошёл обратно путём-дорогой, а серый волк перемахнул через стену - да в сад. Засел за куст и глядит: Елена Прекрасная вышла со своими мамушками, нянюшками. Гуляла, гуляла и только приотстала от мамушек и нянюшек, серый волк ухватил Елену Прекрасную, перекинул через спину - и наутёк. Иван-царевич идёт путём-дорогой, вдруг настигает его серый волк, на нём сидит Елена Прекрасная. Обрадовался Иван-царевич, а серый волк ему: - Садись на меня скорей, как бы за нами погони не было. Помчался серый волк с Иваном-царевичем, с Еленой Прекрасной обратной дорогой - синие леса мимо глаз пропускает, реки, озёра хвостом заметает. Долго ли, коротко ли, добегают они до царя Кусмана. Серый волк спрашивает: - Что, Иван-царевич, приумолк, пригорюнился? - Да как же мне, серый волк не печалиться? Как расстанусь с такой красотой? Как Елену Прекрасную на коня буду менять? Серый волк отвечает: - Не разлучу я тебя с такой красотой - спрячем её где-нибудь, а я обернусь Еленой Прекрасной, ты и веди меня к царю. Тут они Елену Прекрасную спрятали в лесной избушке. Серый волк перевернулся через голову и сделался точь-в-точь Еленой Прекрасной. Повёл его Иван-царевич к царю Кусману. Царь обрадовался, стал его благодарить: - Спасибо тебе, Иван-царевич, что достал мне невесту. Получай златогривого коня с уздечкой. Иван-царевич сел на этого коня и поехал за Еленой Прекрасной. Взял её, посадил на коня, и едут они путём-дорогой. А царь Кусман устроил свадьбу, пировал весь день до вечера, а как надо было спать ложиться, повёл он Елену Прекрасную в спальню, да только лёг с ней на кровать, глядит - волчья морда вместо молодой жены! Царь со страху свалился с кровати, а волк удрал прочь. Нагоняет серый волк Ивана-царевича и спрашивает: - О чём задумался, Иван-царевич?  - Как же мне не думать? Жалко расставаться с таким сокровищем - конём златогривым, менять его на Жар-птицу. - Не печалься, я тебе помогу. Вот доезжают они до царя Афрона. Волк и говорит: - Этого коня и Елену Прекрасную ты спрячь, а я обернусь конём златогривым, ты меня и веди к царю Афрону. Спрятали они Елену Прекрасную и златогривого коня в лесу. Серый волк перекинулся через спину, обернулся златогривым конём. Иван-царевич повёл его к царю Афрону. Царь обрадовался и отдал ему Жар-птицу с золотой клеткой. Иван-царевич вернулся пеший в лес, посадил Елену Прекрасную на златогривого коня, взял золотую клетку с Жар-птицей и поехал путём-дорогой в родную сторону. А царь Афрон велел подвести к себе дарёного коня и только хотел сесть на него - конь обернулся серым волком. Царь со страху, где стоял, там и упал, а серый волк пустился наутёк и скоро догнал Иван-царевича.
 - Теперь прощай, мне дальше идти нельзя. Иван-царевич слез с коня и три раза поклонился до земли, с уважением отблагодарил серого волка. А тот говорит:  - Не на век прощайся со мной, я ещё тебе пригожусь. Иван-царевич думает: "Куда же ты ещё пригодишься? Все желания мои исполнены". Сел на златогривого коня, и опять поехали они с Еленой Прекрасной, с Жар-птицей. Доехал он до своих краёв, вздумалось ему пополдневать. Было у нег с собой немного хлебушка. Ну, они поели, ключевой воды попили и легли отдыхать. Только Иван-царевич заснул, наезжают на него его братья. Ездили они по другим землям, искали Жар-птицу, вернулись с пустыми руками. Наехали и видят - у Ивана-царевича всё добыто. Вот они и сговорились: - Давай убьём брата: добыча вся будет наша. Решились и убили Ивана-царевича. Сели на златогривого коня, взяли Жар-птицу, посадили на коня Елену Прекрасную и устрашили её: - Дома не сказывай ничего! Лежит Иван-царевич мёртвый, над ним уже вороны летают. Откуда ни возьмись, прибежал серый волк и схватил ворона с воронёнком. - Ты лети-ка, ворон, за живой и мёртвой водой. Принесёшь мне живой и мёртвой воды, тогда отпущу твоего воронёнка. Ворон, делать нечего, полетел, а волк держит его воронёнка. Долго ли ворон летал, коротко ли, принёс он живой и мёртвой воды. Серый волк спрыснул мёртвой водой раны Иван-царевичу, раны зажили; спрыснул его живой водой - Иван-царевич ожил. - Ох, крепко же я спал! - Крепко ты спал, - говорит серый волк. - Кабы не я, совсем бы не проснулся. Родные братья тебя убили и всю добычу твою увезли. Садись на меня скорей. Поскакали они в погоню и настигли обоих братьев. Тут их серый волк растерзал и клочки по полю разметал. Иван-царевич поклонился серому волку и простился с ним навечно. Вернулся Иван-царевич домой на коне златогривом, привёз отцу своему Жар-птицу, а себе - невесту Елену Прекрасную. Царь Берендей обрадовался, стал сына спрашивать. Стал Иван-царевич рассказывать, как помог ему серый волк достать добычу, да как братья убили его, сонного, да как серый волк из растерзал. Погоревал царь Берендей и скоро утешился. А Иван-царевич женился на Елене Прекрасной, и стали они жить-поживать да горя не знать.


ДВА МОРОЗА


ГДва мороза скачать, Русская народная сказка два мороза - Файловый архивуляли по чистому полю два Мороза, два родные брата, с ноги на ногу поскакивали, рукой об руку поколачивали.

Говорит один Мороз другому:
— Братец Мороз — Багровый нос! как бы нам позабавиться — людей поморозить?

Отвечает ему другой:
— Братец Мороз — Синий нос! коль людей морозить — не по чистому нам полю гулять. Поле все снегом занесло, все проезжие дороги замело; никто не пройдет, не проедет. Побежим-ка лучше к чистому бору! Там хоть и меньше простору, да зато забавы будет больше. Все нет-нет да кто-нибудь и встретится по дороге.

Сказано — сделано. Побежали два Мороза, два родные брата, в чистый бор. Бегут, дорогой тешатся: с ноги на ногу попрыгивают, по елкам, по сосенкам пощелкивают. Старый ельник трещит, молодой сосняк поскрипывает. По рыхлому ль снегу пробегут — кора ледяная; былинка ль из-под снегу выглядывает — дунут, словно бисером ее всю унижут.
Послышали они с одной стороны колокольчик, а с другой бубенчик: с колокольчиком барин едет, с бубенчиком — мужичок.

Стали Морозы судить да рядить, кому за кем бежать, кому кого морозить.

Мороз — Синий нос, как был моложе, говорит:
— Мне бы лучше за мужичком погнаться. Его скорее дойму: полушубок старый, заплатанный, шапка вся в дырах, на ногах, кроме лаптишек, ничего. Он же, никак дрова рубить едет... А уж ты, братец, как посильнее меня, за барином беги. Видишь, на нем шуба медвежья, шапка лисья, сапоги волчьи. Где уж мне с ним! Не совладаю.

Мороз — Багровый нос только подсмеивается.
— Молод еще ты, — говорит, — братец!.. Ну, да уж быть по-твоему. Беги за мужичком, а я побегу за барином. Как сойдемся под вечер, узнаем, кому была легка работа, кому тяжела. Прощай покамест!
— Прощай, братец!

Св
Бесплатные загрузки- omobe.suистнули, щелкнули, побежали.

Только солнышко закатилось, сошлись они опять на чистом поле.

Спрашивают друг друга:
— Что?
— То-то, я думаю, намаялся ты, братец, с барином-то, — говорит младший, — а толку, глядишь, не вышло никакого. Где его было пронять!
Старший посмеивается себе.
— Эх, — говорит, — братец Мороз — Синий нос, молод ты и прост. Я его так уважил, что он час будет греться — не отогреется.
— А как же шуба-то, да шапка-то, да сапоги-то?
— Не помогли. Забрался я к нему и в шубу, и в шапку, и в сапоги да как зачал знобить!.. Он-то ежится, он-то жмется да кутается; думает: дай-ка я ни одним суставом не шевельнусь, авось меня тут мороз не одолеет. Ан не тут-то было! Мне-то это и с руки. Как принялся я за него — чуть живого в городе из повозки выпустил. Ну, а ты что со своим мужичком сделал?
— Эх, братец Мороз — Багровый нос! Плохую ты со мною шутку сшутил, что вовремя не образумил. Думал — заморожу мужика, а вышло — он же отломал мне бока.
— Как так?
— Да вот как. Ехал он, сам ты видел, дрова рубить. Дорогой начал было я его пронимать: только он все не робеет — еще ругается: такой, говорит, сякой этот мороз!

Совсем даже обидно стало; принялся я его пуще щипать да колоть. Только ненадолго была мне эта забава. Приехал он на место, вылез из саней, принялся за топор. Я-то думаю: «Тут мне сломить его». Забрался к нему под полушубок, давай его язвить. А он-то топором машет, только щепки кругом летят. Стал даже пот его прошибать. Вижу: плохо — не усидеть мне под полушубком. Под конец инда пар от него повалил. Я прочь поскорее.

Думаю: «Как быть?» А мужик все работает да работает. Чем бы зябнуть, а ему жарко стало. Гляжу — скидает с себя полушубок. Обрадовался я. «Погоди ж, говорю, вот я тебе покажу себя». Полушубок весь мокрехонек. Я в него — забрался везде, заморозил так, что он стал лубок лубком. Надевай-ка теперь, попробуй! Как покончил мужик свое дело да подошел к полушубку, у меня и сердце взыграло: то-то потешусь! Посмотрел мужик и принялся меня ругать — все слова перебрал, что нет их хуже. «Ругайся! — думаю я себе, — ругайся! А меня все не выживешь!» Так он бранью не удовольствовался. Выбрал полено подлиннее да посучковатее да как примется по полушубку бить! По полушубку бьет, а меня все ругает. Мне бы бежать поскорее, да уж больно я в шерсти-то завяз — выбраться не могу. А он-то колотит, он-то колотит! Насилу я ушел. Думал, костей не соберу. До сих пор бока ноют. Закаялся я мужиков морозить. 


Сестрица Аленушка, братец Иванушка

Жили-были себе царь и царица; у них были сын и дочь, сына звали Иванушкой, а дочь Аленушкой. Вот царь с царицею померли; остались дети одни и пошли странствовать по белу свету.

Шли, шли, шли... идут и видят пруд, а около пруда пасется стадо коров.

– Я хочу пить, – говорит Иванушка.

– Не пей, братец, а то будешь теленочком, – говорит Аленушка.

Он послушался, и пошли они дальше; шли, шли и видят реку, а около ходит табун лошадей.

– Ах, сестрица, если б ты знала, как мне пить хочется.

– Не пей, братец, а то сделаешься жеребеночком. Иванушка послушался, и пошли они дальше; шли, шли и видят озеро, а около него гуляет стадо овец.

– Ах, сестрица, мне страшно пить хочется.

– Не пей, братец, а то будешь баранчиком. Иванушка послушался, и пошли они дальше; шли, шли и видят ручей, а возле стерегут свиней.

– Ах, сестрица, я напьюся; мне ужасно пить хочется.

– Не пей, братец, а то будешь поросеночком.

Иванушка опять послушался, и пошли они дальше; шли, шли и видят: пасется у воды стадо коз.

– Ах, сестрица, я напьюся.

– Не пей, братец, а то будешь козленочком. Он не вытерпел и не послушался сестры, напился и стал козленочком, прыгает перед Аленушкой и кричит:

– Ме-ке-ке! Ме-ке-ке!

Аленушка обвСестрица Аленушка и братец Иванушка смотреть фильм онлайн в хорошем качествеязала его шелковым поясом и повела с собою, а сама-то плачет, горько плачет...

Козленочек бегал, бегал и забежал раз в сад к одному царю. Люди увидали и тотчас доказывают царю:

– У нас, ваше царское величество, в саду козленочек, и держит его на поясе девица, да такая из себя красавица.

Царь приказал спросить, кто она такая. Вот люди и спрашивают ее: откуда она и чьего роду-племени?

– Так и так, – говорит Аленушка, – был царь и царица, да померли; остались мы, дети: я – царевна, да вот братец мой, царевич; он не утерпел, напился водицы и стал козленочком.

Люди доложили все это царю.

Царь позвал Аленушку, расспросил обо всем; она ему приглянулась, и царь захотел па ней жениться.

Скоро сделали свадьбу и стали жить себе, и козленочек с ними – гуляет себе по саду, а пьет и ест вместе с царем и царицею.

Вот поехал царь на охоту.

Тем временем пришла колдунья и навела на царицу порчу: сделалась Аленушка больная, да такая худая да бледная. На царском дворе все приуныло; цветы в саду стали вянуть, деревья сохнуть, трава блекнуть.

Царь воротился и спрашивает царицу:

– Али ты чем нездорова?

– Да, хвораю, – говорит царица. На другой день царь опять поехал на охоту. Аленушка лежит больная; приходит к ней колдунья и говорит:

– Хочешь, я тебя вылечу?

Выходи к такому-то морю столько-то зорь и пей там воду.

Царица послушалась и в сумерках пошла к морю, а колдунья уж дожидается, схватила ее, навязала ей на шею камень и бросила в море. Аленушка пошла на дно; козленочек прибежал и горько-горько заплакал. А колдунья оборотилась царицею и пошла во дворец.

Царь приехал и обрадовался, что царица опять стала здорова. Собрали на стол и сели обедать.

– А где же козленочек? – спрашивает царь, – Не надо его, – говорит колдунья, – я не велела пускать; от него так и несет козлятиной! 

На другой день, только царь уехал па охоту, колдунья козленочка била-била, колотила-колотила и грозит ему:

– Вот воротится царь, я попрошу тебя зарезать. Приехал царь; колдунья так и пристает к нему:

– Прикажи да прикажи зарезать козленочка; он мне надоел, опротивел совсем!

Царю жалко было козленочка, да делать нечего – она так пристает, так упрашивает, что царь наконец согласился и позволил его зарезать.

Видит козленочек: уж начали точить на него ножи булатные, заплакал он, побежал к царю и просится:

– Царь! Пусти меня на море сходить, водицы испить, кишочки всполоскать.

Царь пустил его. Вот козленочек прибежал к морю, стал на берегу и жалобно закричал:

АВидновский видео портал Бесплатное видео. . Смотрите онлайн трансляции и лучшие видеоролики: видео приколы, аниме, клипы, аварииленушка, сестрица моя!
Выплынь, вып
лынь на бережок.
Огни горят горючие,
Котлы кипят кипучие,
Ножи точат булатные,
Хотят меня зарезати!

Она ему отвечает:

Иванушка-братец!
Тяжел камень ко дну тянет.
Люта змея сердце высосала!

Козленочек заплакал и воротился назад. Посеред дня опять просится он у царя:

– Царь! Пусти меня на море сходить, водицы испить, кишочки всполоскать.

Царь пустил его. Вот козленочек прибежал к морю и жалобно закричал:

Аленушка, сестрица моя!
Выплынь, вы
плынь на бережок.
Огни
горят горючие,
Котлы кипят кипучие,
Ножи точат булатные,
Хотят меня зарезати!

Она ему отвечает:

Иванушка-братец!
Тяжел камень ко дну тянет.
Люта змея сердце высосала!

Козленочек заплакал и воротился домой. Царь и думает: что бы это значило, козленочек все бегает на море?

Вот попросился козленочек в третий раз:

– Царь! Пусти меня на море сходить, водицы испить, кишочки всполоскать.

Царь отпустил его и сам пошел за ним следом; приходит к морю и слышит – козленочек вызывает сестрицу:

Аленушка, сестрица моя!
Выплынь, выплынь на бережок.
Огни горят горючие,
Котлы кипят кипучие,
Ножи точат булатные,
Хотят меня зарезати!

Она ему отвечает:

Иванушка-братец!
Тяжел камень ко дну тянет,
Люта змея сердце высосала!

Козленочек опять зачал вызывать сестрицу. Аленушка всплыла кверху и показалась над водой. Царь ухватил ее, сорвал с шеи камень и вытащил Аленушку на берег, да и спрашивает: как это сталося? Она ему все рассказала. Царь обрадовался, козленочек тоже – так и прыгает, в саду все зазеленело и зацвело.

А колдунью приказал царь казнить: разложили на дворе костер дров и сожгли ее. После того царь с царицей и с козленочком стали жить да поживать да добра наживать и по-прежнему вместе и пили и ели.




Поиск
Вход на сайт
Календарь
«  Август 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Сказки Пушкина
    РУССКИЕ СКАЗКИ.
    В МИРЕ СКАЗОК
    ЗАРУБЕЖНЫЕ СКАЗКИ.
    ДЕТЯМ О ПРИРОДЕ.
    КНИГИ О ВОЙНЕ
    Полезно знать
    САЙТ ПРОВЕРЕН
    Copyright MyCorp © 2019